На главную страницу
 

Аналитические статьи
Прогнозы экспертов
Юридические консультации
Консультации экспертов
Библиотека экспертов

Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Поиск по порталу









nsjewels.com.ua - ювелирный магазин

База знаний / Аналитика / Экономика

Какой будет следующий этап развития здравоохранения?

Версия для печати Версия для печати

Успехи медицины привели к парадоксальному результату: чем лучше медицина в стране, тем меньший в ней процент производителей общественного продукта.  И рано или поздно происходит обвал

То, что современные СЗ всех развитых стран близки к пределу своих возможностей, уже видно невооруженным глазом. Причем этот предел не технологического свойства, это предел доступности в широком смысле этого слова. Рассматривая системы здравоохранения различных стран и пути, которые они прошли, прежде чем прийти к нынешнему состоянию, можно заметить, что все они отличаются друг от друга только способами изъятия части общественного продукта у тех, кто его производит и способами покупки за эти отнятые средства медицинских услуг для возможно большей части населения своих стран. Огромное количество вариантов стратегий и сочетаний методов финансирования медуслуг не выявило до сих пор "волшебной пули", т.е. такого удачного сочетания решений, которое решило бы все проблемы у всех. Проблемы эти различного свойства.

Сколько именно нужно отбирать у производителей общественного продукта? Потребности СЗ в будущем неизвестны, поэтому государство старается отнять побольше и впрок. Так бывает даже тогда, когда государство не жульничает. В свою очередь, население, у которого отнимают сейчас, не может понять, почему они должны оплачивать медицинские услуги для еще не родившихся поколений, которые, может так случиться, и не будут жить в данной стране. Тем более, что им самим, судя по результатам, оплатили медуслуги из рук вон плохо. Рассуждения о солидарной ответственности приходят в противоречие со стеной непонимания между различными поколениями и ростом глобализации, в результате которой уже никто не может понять, где чье поколение и кто кому что оплачивал.

Успехи медицины привели к парадоксальному результату: чем лучше медицина в стране, тем меньший в ней процент производителей общественного продукта (финансист сказал бы: меньше налогооблагаемая база), так как увеличение продолжительности жизни через некоторое время наращивает в обществе процент стариков – основных потребителей медицинских и социальных услуг. Таким образом, с меньшего работающего населения собирается все больше и больше средств на содержание здравоохранения и социальных служб, и, рано или поздно, происходит обвал: если государство отнимает средства "умеренно", то имеющиеся скромные средства приходят в вопиющее противоречие с насущными поставленными задачами, или же, если государство отнимает средства строго в соответствии с поставленными на будущее растущими задачами, то рано или поздно взбунтуются производители общественного продукта. Бунт может выражаться в более или менее открытом саботаже либо бегстве (речь идет либо о физическом бегстве, либо о переносе бизнеса) в другую страну, где у него будут отнимать поменьше. В том и в другом случае финансовый крах СЗ неминуем.

Еще одна проблема в том, что общая стоимость медицинских услуг непрерывно дорожает, причем скорость этого роста увеличивается нелинейно. Те услуги, что 10 лет назад казались фантастикой, сейчас уже не удовлетворяют никого. Медицинская техника во всем мире, вместо того, чтобы дешеветь по мере технологических успехов, непрерывно дорожает и тянет за собой стоимость медицинских услуг в целом. Никто не желает пользоваться компьютерным томографом 10-летней давности, все хотят самый последний вне зависимости от того, есть ли у них на него деньги. Медицинская технология все время находится на острие научного прогресса, так как устаревшую медтехнологию практически невозможно продать. Есть люди которые ездят на старых авто 20-30-летней давности и будут ездить, пока эти авто смогут двигаться. Есть клиенты, которые вообще любят пользоваться старыми вещами, приборами, транспортом. Вы точно не умрете оттого, что носите старый костюм, слушаете старый радиоприемник, смотрите ч/б телевизор, ездите на антикварном авто. Но в медицине такой лояльности не наблюдается, все потребители хотят пользоваться самыми последними разработками, так как от этого зависит качество и длительность их жизни. Это один из немногих случаев экономического поведения человека, когда почти вся масса клиентов не желает быть лояльна старым брендам (понятно, в качестве брендов здесь выступают технологии, а не отдельные кампании). Все бы ничего, если бы скорость удорожания медицинских технологий не обгоняла рост доходов населения даже в развитых странах. Каждое новое открытие в медицине обходится все большей ценой в смысле инвестиций в науку и этот процесс ускоряется. Экстраполируя процесс, это логично закончится тем, что последние медицинские технологии будут доступны только единичным лицам с самыми большими доходами и самим ученым, которые будут пользоваться своими открытиями в экспериментальном порядке. Область доступности передовых медицинских технологий съеживается, как шагреневая кожа и как этому препятствовать – пока непонятно.

Ощущение качающейся под ногами у общественного здравоохранения финансовой почвы испытывают все страны, включая и самые развитые и богатые. Работавшая до последнего времени система страховой медицины, точнее – система "растягивания" зонтика солидарной ответственности и солидарных рисков над максимальной частью населения путем накопления страховых взносов волшебным образом перестает работать. Выражается это в том, что на долю каждого приходится все меньше и меньше медицинского продукта, который можно купить за накопленные страховые взносы. Крах этой системы уже не за горами.

Усугубляет кризис здравоохранения еще одна недавно появившаяся проблема, касающаяся СЗ – глобализация всех рынков, в том числе и рынка медуслуг. Парадокс состоит в том, что глобализуются только медуслуги, но не общественное здравоохранение, которому упорно не позволяют выходить на наднациональный уровень и оставляют "приватным" и уникальным для каждой страны. И это совершенно логично, так как системы здравоохранения очень сильно завязаны на политические системы разных стран (в некотором смысле они – их отражение), местный налогоплательщик тратит средства на их содержание, а медуслуга всегда вне политики и касается только покупателя и продавца. Покупатель теперь оперативно информирован о своей болезни, о самых современных технологиях ее лечения, он знает, где именно добиваются наилучших результатов. Государственные границы ему теперь не преграда, и, если он захотел лечиться у иностранного врача в иностранной клинике, то нет закона, который ему это запретил бы. В результате мы имеем нарастающий экспорт-импорт медицинских услуг в мире, свободный переток капиталов, так как пациенты, массово приезжающие лечиться в какую-либо страну, на самом деле инвестируют свои капиталы в медицину данной страны, но не в ее систему здравоохранения. Такая медицина, получающая подпитку из-за рубежа, начинает жить своей собственной жизнью и перестает зависеть от системы здравоохранения своей страны. Вместо этого она начинает финансово и идеологически зависеть от стихийно складывающегося глобального рынка медуслуг. При этом все системы здравоохранения, запертые в своих национальных квартирах, превращаются в "дырявые тазы" для экономик своих стран, ибо по определению не могут контролировать свободно вытекающие через границы деньги своих налогоплательщиков.

Таким образом, мы видим два вида краха национальных систем здравоохранения: в странах с развитой медициной мы видим, как разбухшая на "внешних" деньгах медицинская отрасль, а фактически – медицинский бизнес (вне зависимости от номинального владельца), отрывается от своей системы здравоохранения и начинает диктовать ей свои рыночные требования, после чего общественное здравоохранение медленно увядает и замещается советом директоров при медицинской мега-корпорации, который более или менее нецелевым образом использует деньги налогоплательщиков данной страны на пользу довольно интернационального медицинского сообщества (не обязательно данной страны). Второй вид краха можно видеть в странах с отсталой медициной, т.е. такой, которая не может выгодно продать производимые медуслуги на глобальном рынке (либо услуги низкого качества, либо они слишком дороги). В таких странах идет массовый импорт медуслуг, т.е. население с деньгами выезжает лечиться за рубеж. Казалось бы, ничего плохого для системы здравоохранения нет, клиент сначала заранее оплатил медуслуги внутри страны в виде страховых взносов или налогов, а потом поехал платить за медуслуги за границу второй раз. Кризис наступает тогда, когда эти процессы становятся видны самим потребителям, и они начинают саботировать платежи внутри страны, при этом зонтик солидарной ответственности для тех, кто не может выехать лечиться за рубеж, становится все дырявее и дырявее, и, на определенном этапе наступает инфраструктурно-кадровая смерть национальной системы здравоохранения, которая не может содержать сама себя, так как планирование она осуществляет из расчета всего населения, а не только "невыезжающего". Кризис такой системы усугубляется еще и массовым бегством кадров, которые едут туда, где больше платят, т.е. присоединяются к глобальной медицинской мега-корпорации, разрабатывающей глобальный рынок медуслуг.

СЗ всех стран, начав свое развитие в разное время и развиваясь с разными скоростями, которые зависели от выделяемых ими данным обществом ресурсами и эффективностью, с которой они могли их усваивать, приходят к одному и тому же состоянию: невозможности качественного роста, несмотря на продолжение выделения им ресурсов обществом. Ситуация усугубляется процессами глобализации, которые для СЗ выражаются в том, что социальная энергия в виде выделяемых ресурсов, используя различные механизмы, свободно перетекает между государственными границами, зачастую совершенно их не замечая, что приводит к тому, что вся масса систем здравоохранения на планете ведет себя как единое целое, накапливая внутреннюю социальную энергию. Возникает полная аналогия с термодинамическим фазовым переходом:

Динамика фазовых переходов (цитируется по http://ru.wikipedia.org)

"... Под скачкообразным изменением свойств вещества имеется в виду скачок при изменении температуры и давления. В реальности же, воздействуя на систему, мы изменяем не эти величины, а ее объем и ее полную внутреннюю энергию. Это изменение всегда происходит с какой-то конечной скоростью, а значит, что для того, чтобы "покрыть" весь разрыв в плотности или удельной внутренней энергии, нам требуется некоторое конечное время. В течение этого времени фазовый переход происходит не сразу во всем объеме вещества, а постепенно. При этом в случае фазового перехода первого рода выделяется (или забирается) определенное количество энергии, которая называется теплотой фазового перехода. Для того, чтобы фазовый переход не останавливался, требуется непрерывно отводить (или подводить) это тепло, либо компенсировать его совершением работы над системой".

Таким образом, можно предсказать, что пока вся подводимая социальная энергия в виде ресурсов, не распределится равномерно по всему объему (в нашем случае – между всеми странами на планете), фазовый переход в новое состояние произойти не может. Разумеется, речь идет о планетарном переходе единой СЗ. Уместен будет вопрос: возможен ли локальный фазовый переход?

Ответ будет зависеть от некоторых параметров среды:

Скорости, с которой происходит взаимодействие между областями в объеме социального "вещества". Под взаимодействием следует понимать: обмен населением, медицинскими технологиями Б, обмен медработниками-носителями передовых медицинских технологий Б, распространение здорового образа жизни, включая стандарты на качество продовольствия и питьевой воды, информационное и культурное давление областей с большей социальной энергией на области с меньшей энергией. На скорость взаимодействия также влияет способность областей с избыточной социальной энергией "делиться" ею, равно как и способность областей с пониженной социальной энергией ее "усваивать" при поступлении извне.

Наличия замкнутых (недоступных) областей в объеме социального "вещества". Чем больше таких замкнутых областей (территорий, стран, замкнутых социальных групп), СЗ в которых не может усвоить ресурсы, поступающие извне и/или препятствует совершению работы над системой – тем больше шансов, что в областях выработки избыточной социальной энергии произойдет локальный фазовый переход. Под количеством следует понимать не число таких областей в штуках, а величину их суммарного объема по отношению к остальным. Под недоступностью следует понимать невозможность обмена ресурсами именно между СЗ (а также и областями, где СЗ вообще еще не возникла), а не между политико-экономическими образованиями на карте.

Интенсивность и эффективность совершения "работы над системой". Из определения фазового перехода следует, что повысить внутреннюю энергию системы можно либо непрерывным подводом энергии извне, либо совершением работы над системой (извне либо изнутри). Т.е. подразумевается, что СЗ может претерпевать изменения не только из-за закачиваемых в нее ресурсов, то и из-за совершаемой над ней работы по информационному преобразованию. Источник преобразований может находиться как снаружи, так и внутри системы. Понятно, что мысль о том, что система якобы может "разогревать" сама себя, вызовет у физика улыбку – закон сохранения энергии никто не отменял, но социальная система может маневрировать ресурсами, сознательно перекачивая ресурсы из одной подсистемы в другую, в том числе производя "работы" над одной своей подсистемой за счет другой.

Т.е. читатель подводится к мысли, что качественное изменение СЗ в любой стране мире может произойти, когда планетарная СЗ, которая на самом деле объединяет все национальные СЗ и даже те территории, где СЗ вообще пока не сложилась, более или менее распределит ресурсы и социальную энергию по всему своему объему, после чего в местах концентрации социальной энергии совершится локальный социальный фазовый переход при которых изменятся основные параметры СЗ (глобальные цели, сроки, средства, инструменты и цена функционирования системы), новое состояние постепенно распространится на весь доступный объем социального "вещества" и только после этого будет возможен новый этап качественного роста СЗ.

Итак, подведем итоги. Наблюдая СЗ развитых стран, становятся видны проблемы, через которые они, при всех имеющихся наличных ресурсах, не могут "перепрыгнуть". Накапливая количественные изменения, эти СЗ становятся все более дорогими в эксплуатации, но никакого решительного преимущества их владелец (местный налогоплательщик) не получает. Перечислим главные проблемы в наиболее общем виде:

1. Принцип страхования медицинского случая исчерпывает себя. В отличие от страхования несчастных случаев (пожаров, наводнений, ограблений и пр.) медицинское страхование имеет дело со страховым случаем, который теперь произойдет почти со 100% вероятностью. По мере того, как возможности медицины и возраст пациентов растут, количество состояний и заболеваний, которые признаются, как страховые случаи, становится все больше и больше, тем самым обессмысливая работу страховой компании. Страховые взносы граждан в таких условиях фактически становятся накопительными взносами на лечение болезни, которая непременно наступит. Пытаясь выжить, страховые компании начинают изобретать изощренные способы экономии средств на обследовании и лечении, системы накопительных скидок для клиентов, комплексные и групповые планы страхования, но все это помогает плохо. Финансовый мешок, который теперь представляют собой страховые компании, вместо того, чтобы помогать упорядочению и ускорению платежей (и так было на заре медицинского страхования), превращается в свою противоположность – затрудняет платежи по счетам и отвлекает ресурсы настоящих и будущих пациентов на содержание структуры, которая им на самом деле не нужна. Единственный смысл подобного накопления средств на будущее лечение – получение банковского процента на эти средства, но это может делать и обычный банк, причем процент будет получать именно будущий пациент, а не страховая компания.

2. Современные технологии удорожают медицинские процедуры и лечение в целом. Чем более дорогим становится диагностическое и лечебное оборудование, тем более выгодно его производить, и тем больше больницы заинтересованы в скорейшем возврате своих немалых инвестиций. Таким образом, возникает порочный круг: больницы, приобретая все более дорогое оборудование, все время повышают конечную цену лечения для пациента, быстро возвращая свои инвестиции для того, чтобы купить еще более дорогое оборудование, а его производители все доходы вкладывают в новые технологические разработки, создавая все новые лечебно-диагностические возможности (часто не имеющие никакого отношения к реальным потребностям пациента и врача) для своих покупателей по еще более дорогой цене. Витки этой "гонки медицинских вооружений" все укорачиваются, истощая кошельки пациентов с каждым витком.

3. Глобализированный пациент. Пациент, который может свободно перемещаться по планете и вольно выбирать себе для лечения клинику и врача, порождает невиданную ранее вещь: глобальный рынок медуслуг. Врач в Нью-Йорке и врач в глубинке Таиланда (или в Египте) внезапно оказались в условиях конкуренции, на что совершенно не рассчитывали, когда получали свои медицинские дипломы много лет назад. Теперь на глобальном рынке им приходится признать, что для пациента имеет значение только результат лечения, его цена и условия пребывания, которые они смогут ему предложить. Пациента больше не волнует престижность университета, в котором находится клиника, название страны, ее политический строй и методика налогообложения. Вся монополистская шелуха, связанная с тем, что пациент не может обратиться за помощью в другую клинику или в другую страну из-за невозможности туда добраться, языковых, юридических и прочих проблем, стремительно облетает. Интернет довершает глобализацию медуслуг, создавая единое информационное пространство, причем, как для медработников, так и для пациентов.

4. Постоянно перемещающаяся масса пациентов приводит к тому, что меняются сами принципы оказания медицинской помощи: врач физически не может наблюдать пациента в течение его жизни, как это было в конце 19-го – начале 20-го века. Старое понятие "семейного" врача перестает иметь смысл, особенно в условиях изменения образа жизни современной семьи, которая не проживает вся в одном домовладении, как раньше. Зато возникает новое понятие "семейного врача", который наблюдает семью удаленно, при помощи сетевых телемедицинских технологий, независимо от физического местоположения своих пациентов. Понятие "врачебного участка" тоже меняется, оно становится динамическим, т.е. контингент на участке стремительно меняется как численно, так и качественно. Уследить за перемещениями пациентов и собирать статистику в таких условиях может только компьютерная техника.

5. Индустриализация медицины. Индивидуальное искусство врача перестает быть критичным. Конечный результат лечения пациента все более зависит от действий большой команды, ее оснащенности разнообразной техникой и информационного обеспечения. Проблема состоит в новой парадигме подготовки медперсонала, существующего теперь в профессиональной среде с множественными центрами управления и принятия решений. Количество специалистов составляющих команду, непрерывно растет, более того, в него входят специалисты из разных стран и континентов, работающие удаленно при помощи компьютерных сетей, и нуждающиеся в унификации своей профессиональной среды в широком смысле этого слова, включая лечебные средства, аппаратуру и стандартизацию типов данных.

6. Немобильность лечебно-диагностических средств. Предыдущий пункт об индустриализации медицины имеет следствие в виде привязки места оказания медицинских лечебно-диагностических услуг к определенной географической точке, при этом тяжелая техника сконцентрирована в одном месте и не может следовать за пациентами.

7. Возрастные ограничения концепции продолженного медицинского образования. Поток медицинских инноваций, сопряженный с постоянными инновациями в смежных областях, электронике, информационных и телекоммуникационных технологиях приводят к тому, что период жизни, в течение которого современный врач может соответствовать концепции непрерывного медицинского образования, будет сокращаться. Т.е. невозможно представить себе, чтобы все пожилые врачи периодически садились бы за парту и учились принципиально новым вещам в своей профессии. Проблема состоит в том, что доля врачей, занимающихся практическим врачеванием в условиях непрерывного обучения, будет сокращаться в сторону более молодых возрастных групп.

Указанные проблемы приводят к тому, что возникает "невидимый барьер", который, несмотря на продолжающееся наращивание ресурсов, выделяемых на развитие медицины и СЗ, соизмеримого роста результатов работы этой системы не обнаруживается. Очень похожая ситуация наблюдалась в авиастроении 30-х годов прошлого века: как бы конструкторы не наращивали мощность двигателей и их количество, как бы не улучшали топливо, как бы не "зализывали" контуры самолетов – преодолеть звуковой барьер не удавалось. Возникла даже версия, что это принципиально невозможно. Все изменилось после создания стабильно работающего принципиально нового реактивного двигателя. Правда на таких скоростях потребовалась другая конструкция планера, специально приспособленного к другой аэродинамике, другие материалы, другие пилоты и другие средства их спасения, другая аэронавигация, другое вооружение и прочее. Короче говоря, сверхзвуковую авиацию в 50-60-х годах пришлось "строить" заново.

Возвращаясь к кризису СЗ в развитых странах и учитывая вышеупомянутую довольно механистичную аналогию из истории становления сверхзвуковой авиации, можно предсказать, что:

• Дальнейшие попытки получить принципиально новый результат путем наращивания процента ВВП конкретной страны, выделяемого на нужды ее здравоохранения, заведомо безнадежны. Болезнь не лечится такими простыми средствами. Необходима совершенно новая идея финансирования не только лечебно-диагностических мер, но и мероприятий общественного здравоохранения для семьи, местной общины, города, области, континента.

• Отказ от страхования медицинского случая, как вида бизнеса (предпринимательства). Накопление всеми государствами общественных средств на будущие медицинские проблемы населения. Ресурсы, не потраченные на лечение предыдущих поколений, должны накапливаться для детей. По-видимому, понадобятся взаимозачеты между государствами при оказании помощи "не своим" гражданам в виде заменителей денежных средств (виртуальных единиц расчета).

• Попытки конструировать отдельные узлы нового здравоохранения, как то: новые способы финансирования, новые способы подготовки персонала, новые способы мотивации пациентов и прочее – по отдельности работать не могут и напоминают попытки поставить мощный реактивный двигатель на старый планер – плоскости отваливаются еще при разбеге. Вся конструкция нуждается в коренной переделке.

• Мы, по-видимому, находимся в преддверии появления новой науки, занимающейся созданием новых социальных конструкций, предлагаю назвать ее "социальной инженерией", хотя из опыта известно, что приживется самое неуклюжее название, что-нибудь вроде "соционики". Нынешняя социология уже накопила богатый опыт описания фактов социальной жизни человека, но к практическому конструированию новой социальной реальности еще никто не приступал (бездарные эксперименты российских большевиков и немецких национал-социалистов больше напоминали игру со спичками рядом с нефтеперерабатывающим заводом и с аналогичным результатом). В эту новую науку войдут и другие науки: психология больших групп населения, демография, этология, экономика (отдельными своими дисциплинами) и некоторые другие.

• Как известно, конструкторская мысль авиаинженеров пока не привела к появлению принципиально новых летательных аппаратов, т.е. старая схема планера, найденная эмпирически еще в 19-м веке, продолжила существование и в качестве сверх- и гиперзвукового самолета, фактически уже являющегося ракетой. Это было обусловлено требованием гибридности: какие бы новые формы не потребовала сверхзвуковая аэродинамика, но взлетать и садиться придется на "дозвуке". По этой аналогии новая СЗ, скорее всего, также будет гибридной, т.е. каких бы социальных новаций не потребовала новая система, в человечестве всегда сохранятся отдельные социальные группы, для которых эти новации будут неприемлемы или неприменимы. По каким именно критериям будут выделяться эти группы – пока неясно, я предполагаю, что по возрастным, но то, что для разных групп населения система будет разной – очень вероятно.

• Новая система не будет привязана к тяжелой лечебно-диагностической технике. Пациент не будет вынужден физически находиться в том же месте, где находится диагностическая техника и где вырабатывается лечебное решение, а возможно, в некоторых случаях, и места, где производится лечебная процедура. По-видимому, речь пойдет об отделении средств планового сбора информации о пациенте от средств их обработки, выставления диагноза и принятия клинического (лечебного) решения. Средства оказания лечебного воздействия также будут вынуждены принять максимально мобильный вид. То, что мы сейчас называем телемедициной, станет сутью, организационным стержнем новой СЗ.

• Новая система будет гораздо больше знать о пациенте вне зависимости от его физического местоположения. Автоматизированная система сбора статистики об уровне заболеваемости, лечебных мероприятиях и их эффективности, причем сбор данных, а также и прогнозирование ситуации, будет происходить в режиме реального времени.

• По мере того, как количество новаций в медицине и смежных науках будет нарастать, будет нарастать время, которое средний врач тратит на свое продолженное медицинское образование. Сейчас это выглядит как периодическое посещение курсов переподготовки, тренингов, семинаров, съездов. В новых условиях физическое перемещение врача к месту занятий потеряет смысл – все переобучение и повышение квалификации будет проходить удаленно и непосредственно на рабочем месте. Возникнет новый критерий профессиональной пригодности врача, теперь будут учитываться не только его результаты работы, но степень его обучаемости, которая, как правило, падает с возрастом.

• Постепенное отмирание привычного принципа участковости. Прикрепленность врача и пациента друг к другу приобретут характер необходимого сервиса, по аналогии с провайдером услуг Интернета. Конечный пользователь знает только имя компании, с которой он связан и через которую идут все его входящие и выходящие данные. Но ему совершенно неинтересно (кроме узких специалистов) через какие именно узлы сети на самом деле проходят его данные потом. В этом смысле врачебный участок может модифицироваться в интернациональный пул пациентов, принадлежащих к определенной социальной группе и находящихся под наблюдением конкретного врача (или группы врачей). Но как именно и с помощью кого обрабатываются данные конкретного пациента в таких условиях – клиента будет совершенно не интересовать. Разумеется, возникнут новые критерии возможности взятия и снятия пациентов с мониторинга, равно как и критерии отказа от услуг конкретного врача. Легко можно прогнозировать формирование двух видов такого мониторинга: новый "семейный врач" в виде пожизненного наблюдения членов семьи одним врачом, несмотря на то, что семья может быть физически разбросана по городам планеты и новый "участковый" врач, занимающийся мониторингом членов определенной виртуальной социальной группы, хотя бы даже и временной. Т.е. некоторые клиенты такой системы будут наблюдаться несколькими врачами одновременно.

• Профилактическая направленность новой СЗ будет выражаться в том, что проблемы пациентов или целых наблюдаемых социальных групп будут фиксироваться еще до появления жалоб клиентов. В этом смысле рекомендации врачей могут принять очень странные категоричные формы: переехать в другой город или страну, сменить работу, образ жизни и двигательный режим, изменить рацион питания и др. Понятно, что такие полномочия должны быть оговорены международными нормами. Следующим этапом может быть конструирование сред обитания для целевых социальных групп с особыми нуждами.

• Полная унификация медицинской профессиональной среды, средств общения пациента и врача, типов данных, которыми они обмениваются. Постепенный уход от устного и письменного языка, как средства описать состояние пациента, в сторону интернациональной сквозной кодификации медицинских состояний, анамнестических фактов, результатов обследования и лечебных процедур. Только после этого могут появиться настоящие электронные медицинские экспертные системы, полностью интегрированные в среду обитания человека и помогающие врачу или медсестре в принятии клинического решения, а в некоторых простых случаях, и принимающие решения самостоятельно.


| Количество показов: 1484 |  Автор (привязка):   |  Голосов:  20 |  Рейтинг:  4.24 | 

Якщо Ви хочете залишити свій коментар, просимо пройти авторизацію

Возврат к списку


Материалы по теме:



Василь Федорчук, 02.11.2010 09:10:04 Цитировать Имя

Не претендую на постріл, який дістає двох зайців...

Сталося так, що пильно придивлявся до іновацій Обами;сліідкував за кожним кроком, коментарем, точкою зору фахівців (перекладач Гуугл зробив мене "поліглотом", тобто, різко покращив якість життя інформаційного) і, буквально, вчора з Нью-Йоркської редакції радіо "Свобода" почув толкове тлумачення -- чому "соціалізм" Барака не пройде... А не пройде, тому що хтось викрав "чорновики" д-ра Набокова!

"Без філософії немає лікаря, вчителя, будівничого..."-- недавно написав в монографії проф.О.Бобров.

Моїм "Далай-Ламою" був Микола Михайлович Амосов, а "духівником" скромний лікар-асистент кафедри пропедевтики д-р Тряпишко -- настоящий сержант медичної науки, заземлений і простий як цвях та прямий як свердло...

Розумію,що занадто великий вступ, а все для того, щоб сказати: доктор Набоков! Ви у всьому праві! Справа за малим -- з кожного речення "вирваного " з тексту можна зробити велику статтю, а якщо не лінуватись , то і на дисертацію потягне!

"Впало в око" -- соціальна психологія( далі можно читати:ментальність, етологія, етичні та естетичні засади), яка по формі і суті -- речі занадто інерційні і виміри йдуть на покоління...Підштовхую Вас підленько до думки, що ліпше клятий та несправедливий капіталізм, ніж з людським обличчям соціалізм...Від авторитаризму політичних систем до ліберальних поглядів демократів все виглядає як регулювання volume -- голосніше чи тихіше...На весіллі музика повинна звучати до пристойних децибел; на сповіді та молитві -- тишина...

Так і суспільства/цивілізації мінялися: від пішої ходи до велосипеда; від велосипеда до мотоцикла,авто, літака, космічного туризму...Щось подібне в засобах комунікацій: від тривоги трембіти чи розпалу ватри, від одного телефону в сільраді до... стільникового зв"язку!

Зараз маємо і піших в Африці, і космічних туристів в США за якихось мізерних 200 тисяч баксів; нікуди не ділись велосипедисти з байкерами...Діти з пробірки, хоча мені до вподоби класичне в "капусті", але спочатку -- сіновал!

Маючи медичну "агентуру" в Ізраїлі і США з сумом констатую,що там ,как би-тіпа, працюють до 67 років(Едік Лайт), а пенсія Шуріку(хірург) в Нью-Йорку світить мінімальна, бо він народився до 1964 року...Приватний пенсійний фонд ще до Медоффа "згорів"...

Земна куля вертиться і я бачу,що з цієї центрифуги Україні випасти важко і все тому, що вчимося капіталізму самотужки, освоюємо ази... і навіть бачимо сни (пишу про себе мрійника диванного походження).

Рівень медичної науки (наш вклад скромний), рівень сервісу(ще скромніший) і рівень потреби (населення) повинні бути приблизно одинакового рівня, висоти..., або іншими словами -- писати свій життєвий диктант з приблизно одинаковою кількістю помилок...І саме в цьому місці я згадую урбаністичний пейзаж Карачі, де все рухається без світлофорів: мопеди, віслюки, пошарпані авта.. і жодних ДТП! Це як нульова аварійність в Карпатах, бо вся увага на дорогу!

В Галичині капіталізм в медицині нікуди не зникав,бо ота клята ментальність ніяк не могла обмежитись одним Дякую! Настільки неспроможні,що навіть не мають олігарха!?? А щодо глупоти -- океан! Це ж треба все життя будувати хату, на все ставити лічильники і печі не чіпати; внукам придивлятись до стартового капіталу в вигляді нерухомості дідусів та бабусь, а будиночок санітарки нічим не відрізняється від такого ж у лікаря...Пішла мода на стенти...Продав кусок горбика і в Києві вставлять, та так добре, що вуйки косять...

В и с н о в о к: людину(коня) можна привести до сервільного прилавка цивілізації(ріки)...Чи буде пользувати благами (пити) залежить від пацієнта (коня).
Дякую, що Ваше терпіння витримало мою графоманію! В.Ф.


Андрей Набоков, 13.10.2010 10:23:08 Цитировать Имя

согласен, в обществе, где никто никому не доверяет - страхование не может развиться. Но я писал не про Украину, я писал про общемировые тенденции... но кому они у нас интересны :-))


Анатолій Якименко, 12.10.2010 14:29:47 Цитировать Имя

Так, багато є стратегічних і вірних речей у статті. Не погоджуюсь лише із страхуванням. Якщо говорити про Україну, то у нас страхування не помре, страхування у нас просто не народиться. Надання медичної допомоги може організовуватись виключно у формі страхування.Однак страхування - це продукт іншої культури. В аморальному суспільстві єдиної формою страхування може бути лише бюджетна медицина. Чомусь у нас бюджетну медицину не розглядають як одну із форм страхової медицини.



Перейти к обсуждению на форуме >>



Статьи по разделам
АПК (19) 
Демография (97) 
День в истории (49) 
Здравоохранение (195) 
Книжный мир (22) 
Культура (360) 
Лица эпохи (162) 
Молодежная политика (142) 
Наука и технологии (279) 
Образование (552) 
Общество (471) 
Политика (1059) 
Право (360) 
Социология (126) 
Экология (47) 
Экономика (543) 
Энергетика (60) 

ПОДПИСКА

ЭКСПЕРТЫ ВЭС
Цехмістро Іван Захарович

ПРОГНОЗ ЭКСПЕРТА

БИБЛИОТЕКА

В.О.Соболь. Біобібліографічний покажчик

Всеукраинская экспертная сеть
Разработка ВОНО «Эксперты Украины»
© «ВЭС», 2007
Разработка и поддержка – Всеукраинская общественная научная организация "Эксперты Украины". © Все права защищены. Использование материалов портала разрешается при условии ссылки (для Интернет-изданий – гиперссылки) на www.experts.in.ua